Королевские покои замка Нойшванштайн

 

Гостиная — самая большая комната в Королевских покоях. Четыре колонны выделяют в ней Лебединый уголок, где король любил почитать в одиночестве. Яркие красочные панно в золотис­тых рамах изображают сцены из саги о Лоэнгрине. Великолепна наполненная теплым светом картина, изображающая сюжет о чаше Святого Грааля. В оформлении Гостиной щедро использованы ле­бединые мотивы: в резных деревянных украшениях, в отделке шел­ковых накидок и портьер. Под картиной, изображающей прибы­тие Лоэнгрина в золотом челне, на облицованной майоликой печи стоит выполненная в натуральную величину фарфоровая скульп­турная фигура лебедя.

Королевские покои замка Нойшванштайн 3

Рабочий кабинет выглядит очень торжественно. Его стены оби­ты мореным дубом, изукрашенным богатой резьбой и тонкой че­канкой. Столешница рабочего стола выполнена со ставками из ма­лахита Письменный прибор из золота, слоновой кости и драгоцен­ных камней венчает фигурка Лоэнгрина в рыцарских латах. Позади стола тяжелые портьеры из тяжелого, расшитого золотом шелка.

Тема этой комнаты— легенда о миннезингере Тангейзере. Он происходил из австрийско-баварского дома баронов Тангузенов; вместе с Фридрихом II в 1228 г. участвовал в крестовом походе. Одно время был богат, но прогулял свое имение и скитался по свету, как сталактитами. При Людвиге здесь был небольшой водопад. В углуб­лении стоят стул и стол, сделанные из толстых ветвей. На столе под­свечник. Это было любимое место Людвига в замке. Страдая от общения с людьми, он любил уединиться здесь, посидеть с бокалом вина, послушать музыку — через особый звуковод она доносилась сюда из Певческого зала, что находится этажом выше. Стены убе­жища «сказочного короля» подсвечивались разноцветными лампа­ми. Прототипом этого удивительного места послужил Грот Вене­ры, в котором жила ведьма — красавица Гольда, соблазнившая Тан- гейзера. Гиды не всегда приводят сюда туристов. Поэтому будет нелишним напомнить экскурсоводу о Гроте. Стеклянная дверь в каменной стене ведет из Грота в оранжерею.

Королевские покои замка Нойшванштайн 2

Королевская спальня. Работами по дереву при ее отделке че­тырнадцать лучших мастеров Германии занимались более четырех лет. Искусственные месяц и звезды в пологе кровати должны были создавать иллюзию открытого неба. Убранство царственной опочи­вальни, оформленной в позднеготическом стиле, подавляет обили­ем резных украшений и других декоративных форм, в числе кото­рых деревянная скульптура в полный рост, возвышающаяся на по­стаменте у стены. Мало хорошего было засыпать и просыпаться под неподвижным взглядом деревянного истукана.

Вместе с тем интерьер комнаты оживляют две картины со сце­нами из легенды «Тристан и Изольда», расположенные над деревян­ными стенными панелями. В роскошный зеркальный столик под балдахином вмонтирован умывальник. В него подается чистейшая горная вода из расположенного выше источника. Прекрасный вид на ущелье Пеллат и водопад открывается из окна. Эта комната сыграла особую роль в жизни Людвига II. Здесь 11 июня 1886 г. ему было объявлено о низложении.

Королевская часовня отделана дубом и выдержана в изящном неоготическом стиле. В центре трехстворчатого алтаря изображен Людовик IX Святой, канонизированный в 1297 г. Ему и посвящена часовня. На алтаре — чудесное распятие из слоновой кости. Перед алтарем подставка для колен, обшитая бархатом.

Королевские покои замка Нойшванштайн

На боковой стене витраж «Людовик Святой принимает послед­ние утешения». Стрельчатый свод голубого цвета с золотыми звез­дами делает молельню выше, создавая ощущение возвышенного устремления к небесам. По проекту, в замке должна была быть еще и своя церковь, но она так и не была завершена Королевская гардеробная. В ее дубовые панели вмонтированы картины из жизни Вальтера фон дер Фогельвейде и мейстерзинге­ра Ганса Сакса, которых разделяет около трех столетий. В отличие от первого, поэта-рыцаря, Ганс Сакс (1494—1576) вышел из ремесленно-цеховой среды, где на основе поэзии миннезингеров раз­вился литературно-певческий стиль мейстерзанг (песни мастеров). Он родился в Нюрнберге в семье портного. Искусству стихосло­жения учился у ткача-мейстерзингера. Свою первую песню сло­жил в 20 лет. Но после этого, однако, еще держал экзамен и полу­чил официальное звание мастера-башмачника. Сакс был на сторо­не реформатора Мартина Лютера, которого в 1523 г. воспел в стихотворении «Виттенбергский соловей». Его резкие сатиричес­кие стихи против Папы вызывали недовольство даже в оппозици­онном Нюрнберге. Городской совет предписал Саксу «заниматься шитьем сапог и воздерживаться от сочинения каких-нибудь кни­жечек и стихов». Но Сакс не последовал такому предписанию. Долгое время он возглавлял нюрнбергскую школу мейстерзинге­ров. По мнению многих критиков, Сакс был лучшим немецким мейстерзингером. И невероятно плодовитым. Он оставил после себя более шести тысяч произведений. Это песни, поэмы, басни, стихотворения, комедии, трагедии, народные («масляничные») представления… Рихард Вагнер посвятил Гансу Саксу оперу «Мей­стерзингер из Нюрнберга».

Певческий зал. До начала строительства Нойшванштайна Люд­виг II по совету Вагнера побывал в Вартбурге, в замке которого состоялось знаменитое «Состязание певцов». Вартбургский замок, что и сегодня стоит на горе неподалеку от современного Эйзенаха, произвел на Людвига глубочайшее впечатление. Древняя крепость была одного возраста с династией Виттельсбахов, здесь великий ре­форматор Мартин Лютер переводил Библию на немецкий язык и здесь, по преданию, к нему в келью явился дьявол, в которого Мар­тин Лютер запустил чернильницей. Говорят, с тех пор на стене вре­мя от времени проявляется темное пятно от чернил. В этих залах при ландграфе Германе I в конце XII — начале XIII в. собирались миннезингеры. Рыцарский (Праздничный) зал Вартбургского зам­ка стал прототипом Певческого зала в Нойшванштаине, где такой же по-тевтонски массивный трапециевидный потолок темного де­рева, а верх покрытых золотистым орнаментом межоконных де­ревянных панелей также проходит галерея.

Певческий зал расположен над Королевскими покоями на чет­вертом (по-нашему) этаже и занимает всю его восточную часть. Это самый большой зал в замке.

В оформлении зала объединены мотивы легенды о Парсифале и сказания о Тангейзере. Первая прослеживается в живописных по­лотнах на стенах, среди них отъезд юного Парсифаля ко двору коро­ля Артура, сражение с Красным рыцарем, в котором юноша убива­ет дротиком многопытного бойца Итера. Надо сказать, эти, пол­ные ярких красок картины впечатляют сильнее, чем застывшие изображения немецких королей на стенных панелях в Рыцарском зале Вартбургского замка Да и люстры из позолоченной латуни более чем на шестьсот свечей в Нойшванштайне намного роскош­нее, чем в Вартбурге. Дополнительный свет дают напольные канде­лябры, создавая в зале особую «солнечную» атмосферу.

Тема Тангейзера воплощена в предназначении зала. Здесь долж­на была звучать музыка И прежде всего музыка Вагнера Но впер­вые это произошло через 60 лет после смерти короля.

В этом концертном зале нет сцены, а зрители должны были рас­полагаться по его периметру на красных диванчиках с золотистыми узорчатыми спинками, а также на верхней галерее.

В конце зала небольшое возвышение с тремя арками, за кото­рыми изображен волшебный лес из легенды о Парсифале. На воз­вышении должно было стоять кресло главного зрителя — короля, а сценой, согласно рыцарским традициям, являлся центр зала.

В фойе перед Певческим залом привлекает внимание картина Вильгельма Хаусшильда, на которой король Этиель (Атилла) про­сит руки Гудрун, вдовы Сигурда. По легенде, Этиель был виновен в его смерти. И, по одной из версий, чтобы отомстить за мужа, Гудрун соглашается на брак, кормит мужа мясом их детей и, наконец, сжи­гает его в пиршественном зале. Такой сцены нет в опере.

Столовая. Людвиг предпочитал обедать в одиночестве, поэто­му его обеденный стол был невелик, так же как и помещение Коро­левской столовой. Блюда подавались сюда из расположенной тремя этажами ниже кухни с помощью ручного лифта. Аналогичные уст­ройства впервые появились на застольях у Людовика XV в Шуази. Благодаря им можно было избавиться от присутствия слуг. Заказ писали на столике, который опускался и поднимался уже соответ­ственно накрытым.

Королевский стол в Нойшванштайне украшает роскошная по­золоченная бронзовая скульптура около метра высотой, изобража­ющая одну из центральных сцен «Кольца Нибелунгов» — бой Зигф­рида с драконом Фафниром, который сторожил похищенное у ни­белунгов знаменитое кольцо из рейнского золота и чудесный шлем-невидимку.

Стены помещения обшиты дубовыми панелями. Их украшают картины, на которых изображены сцены из жизни миннезингеров. Большинство полотен написано по мотивам «Состязания певцов» в Вартбурге. Особого внимания заслуживают портреты автора песен о «Парсифале» и «Лоэнгрине» Вольфрама фон Эшенбаха и Готтфрида фон Штрассбурга, написавшего любовную поэму «Тристан и Изольда». Первого мы видим в арке над дверью, украшенной рас­писанными золотом портьерами. В голубой накидке через плечо, поэт запечатлен в момент нахлынувшего вдохновения, рядом за­мерший в ожидании писец Над другой дверью Готгфрид фон Штрас- сбург в красном плаще с капюшоном, в руках солидных размеров книга. Похоже, он что-то декламирует.

• Кухня. Это место тоже примечательно по-своему. Здесь ничто не напоминает о древних легендах, отважных рыцарях и прекрас­ных дамах. Наоборот, кухня оборудована по последнему слову тог­дашней кулинарной техники. Здесь есть проточная горячая и хо­лодная вода, устройство для автоматического вращения вертелов, сушильный шкаф для посуды с подогретым воздухом. В подсобных кухонных помещениях установлены большие отопительные печи. Дрова доставлялись сюда с помощью специального подъемного ус­тройства. Кухня действовала два года — с 1884 по 1886 г, когда ко­роль отошел в мир иной.

 
 
 

0 - Количество комментариев

Оставьте комментарий.

 
 

Оставьте комментарий