Резиденция епископа Вюрцбург

 

Оказавшись во время одного из своих европейских походов в Вюрцбурге, Наполеон был поражен размерами и роскошью офор­мления местной епископской Резиденции. «Это самый красивый дом священника, который я видел», — так оценил император дво­рец, построенный талантливым архитектором эпохи барокко Бальтазаром Нойманом по заказу князей-епископов Иоганна Филиппа Франца и его брата Фридриха Карла Шёнборнскйх. Спустя два с половиной столетия вюрцбургская резиденция была внесена в Спи­сок мирового культурного наследия ЮНЕСКО. Реставрация комп­лекса после бомбовых ударов Вто­рой мировой войны завершилась только в 1987 г.

Дворец резиденции находится на противоположной от крепости Мариенберг стороне города и вме­сте с окружающим его парком за­нимает примерно десятую часть его территории. Из 350 различных помещений свыше сорока откры­ты для посещения.

Строительство длилось почти четверть столетия. Оно началось в 1720 г. при Иоганне Филиппе и было завершено его братом в 1744 г. Основным источником финанси­рования послужил солидный денежный штраф, который суд нало­жил на одного чиновника администрации епископата за финансо­вые махинации с местным бюджетом. Сумма вышла немалая — около 600 тыс. гульденов.

Оригинальным было и решение о выборе архитектора. Бывший мастер-литейщик Бальтазар Нойман, возрастом около тридцати лет, до того времени служил артиллерийским инженером, в основном, отливал пушки и колокола, но в то же время очень интересовался архитектурой Он был родом из немецкой части Богемии, где смог хорошо познакомиться с церквами в стиле итальянского барокко, изучал работы известного зодчего Гварини по его книге «Гражданс­кая архитектура». Но к тому времени в его архитектурном портфолио имелось лишь три небольших строения, из которых одно было его собственным домом. Епископ Иоганн Шёнборнский, однако, оказался проницательным и дальновидным заказчиком, сделав рис­кованный, но правильный выбор. Нойман прекрасно справился со своей задачей, создав впечатляющий архитектурный ансамбль, ве­личественный и благородный.

Осмотр снаружи. К огромной площади, на которую выходит глав­ный фасад Резиденции, из центра города ведет улица Хофштрассе

(Hofstrasse). Обширное пространство перед зданием укршшет Фран- конский фонтан (Frankoniabrunnen), в центре которого под сенью Музы расположил ь три скульптурные фигуры знаменитых жите­лей города: миннезингера Вальтера фон дер Фогельвейде, художника Маттиаса Грюневальда и скульптора Тильмана Рименшнейдера

Очень красив южный фасад дворца, который выходит в прекрас­ный парк во французском стиле. Его клумбы охватывает полуколь- цомживая изгородь, сформированная в виде аркад. Посредине цент­рального партера устроен фонтан, дальше в глубине парка на зеленой клумбе — скульптурная группа «Вулкан похищает Прозерпину». По территории парка разбросаны и другие скульптуры: пухленькие аму­ры, персонажи античной мифологии.

Резиденция епископа Вюрцбург

Резиденция епископа Вюрцбург

Картина мира. Общепризнанным архитектурным шедевром дворца, его самым удачным техническим решением стал Парадный вестибюль с лестницей и огромным (18 х 32 м) потолоком над ней, сооруженным без единого поддерживающего пилона. Многие го­ворили, что такое невозможно, что потолок обрушится. Один из архитекторов, значительно более опытный, чем Нойман, уязвленный тем, что его не пригласили для строительства, даже поклялся повеситься, если этого не произойдет. Неизвестно, сдержал ли он слово, но Парадный вестибюль с ею уникальным потолоком стоит и по сей день. Чтобы доказать свою правоту, Нойман предлагал сделать несколько холостых залпов из пушек в вестибюле, но епископ верил в молодого архитектора и решил не устраивать стрельбу во дворце. Время настоящего испытания пришло спустя два с половиной столе­тия. Во время мартовской бомбардировки 1945 г. многие залы Рези­денции были разрушены, но Парадный вестибюль выстоял. Кроме лестницы в Вюрцбурге, Нойман создал еще два подобных шедевра — в замках Брюль и Брухзаль. Но лестница Вюрцбургского дворца счи­тается его наиболее совершенным творением.

Не сразу удалось найти добросовестного художника для росписи потолка над Парадной лестницей. Сначала был приглашен некий Висконти из Милана, который согласился на «разумный» гонорар и обещал разукрасить свод в самое короткое время. Но потребовал, чтобы никто не входил в зал, пока работа не будет завершена. Взяв солидный аванс и получив полный набор красок, он распорядился возвести в зале строительные леса, и почти полгода никому не дозво­лялось даже заглянуть в помещение (итальянцы входили в моду, сло­во маэстро было законом). Когда же один из любопытных проник в зал, выяснилось, что потолок лишь в нескольких местах слегка тронут кистью. Денег у «маэстро» рке не оказалось, а единственным наказа­нием стало изгнание мошенника за границы епископства.

Тогда по предложению Ноймана было решено не скупиться и пригласить признанную звезду европейского масштаба, одного из лучших итальянских художников того времени Джованни Батисту Тьеполо из Венеции. Тот знал себе цену. Чтобы продемонстриро­вать, сколь невиданная по масштабам предстоитработа, ему отпра­вили специально подготовленные чертежи и зарисовки помещений дворца. Тьеполо понял, что ему предлагают, возможно, главную ра­боту его жизни, и в скором времени вместе с сыном (его помощни­ком) прибыл в Вюрцбург.

Тему росписи задал епископ Карл Филипп Грайфенклауский. На крупнейшем в мире потолочном плафоне площадью 650 м2. изоб­ражена Картина мира. В центре нарисован Аполлон, восходящий к зениту свода. Вокруг него по сторонам четыре женские фигуры в окружении людей, животных и мифологических персонажей оли­цетворяют четыре известных тогда континента: Европу, Азию, Аф­рику и Америку. Поднимаясь по первому пролету лестницы, гости видят часть фрески, относящуюся к Америке, которую изображает прекрасно сложенная краснокожая дама в головном уборе из перь­ев, сидящая верхом на огромном аллигаторе. По второму пролету посетители двигаются уже в обратную сторону, ко входу в Белый зал, и оказываются лицом к Европе, восседающей на мраморном постаменте. Вокруг нее рыцари, музыканты, художники. Среди них Нойман и Тьеполо. Выше ангелы несут увенчанный короной порт­рет епископа Грайфенклауского. Он, соответствуя своей должности, выступает здесь как посредник между землей и небом.

На боковых сторонах потолочной росписи вызывают удивление азиатский слон с огромными, доходящими до колен ушами и не­правдоподобно длинным хоботом, а также африканский страус, у которого… почти человеческие ноги. Как объясняют гиды, Тьеполоникогда не видел ни слона, ни страуса и рисовал их по рассказам и чужим картинкам.

Сияющий плафон зала Парадной лестницы стал выдающимся творением Тьеполо и одним из самых красивых архитектурных со­оружений XVIII в. Снизу огромный потолок кажется легким, почти невесомым. Картина мира выглядит очень объемной. Впечатление усиливают скульптурные фигуры, эффектно расположенные в не­скольких местах по периметру. Вернувшись в Италию, Тьеполо был избран президентом Академии Падуи.

Венчание Барбароссы. С Парадной лестницы посетители попа­дают в Белый зал, или Зал стражи (Salle des Gardes). Здесь нет позо­лоты и ярких красок. Вместо них — элегантная белая лепнина в стиле рококо, причем без нередко свойственных ему излишеств. Спокойный, просветленный колорит, матово-белые тона. А ведь мастер Антонио Босси оформлял зал, находясь в полубезумном со­стоянии. И его творение показывает, как велика может быть дис­танция между тем, что может твориться в душе человека, и тем, что творят его руки. Свои дни Босси закончил в отделении для сума­сшедших местной больницы «Бюргершпиталь».

Самым роскошным помещением дворца называют Император­ский зал, росписи которого посвящены истории Вюрцбурга. В цент­ре внимания настенная фреска работы Тьеполо с изображением знаменитого венчания императора Фридриха I Барбароссы и Беат­рисы Бургундской. Над придверными орнаментами работал сын Тьеполо. Передняя Императорского зала, украшенная причудли­вой лепниной, стала последней работой Босси перед тем, как его отправили в больницу.

В 1921 г. в Императорском зале состоялся концерт классичес­кой музыки из произведений Моцарта. В восторге были и зрители, и музыканты. «Моя дирижерская палочка, — говорил в восторге ди­рижер,— лишь следовала орнаменту лепнины, музыка, краски и ар­хитектура, словно по волшебству, сливались воедино». Так зароди­лась традиция проведения в Вюрцбургской резиденции ежегодного летнего фестиваля Моцарта — Mozartf est.

Очень богато декорирована дворцовая церковь в стиле барокко в южном флигеле. Два этажа и три свода создают ощущение про­стора, хотя церковь и невелика. Сводчатые потолки поддерживают мраморные колонны с позолоченными капителями. Оформлением колонн, арок, лепными украшениями занимался Босси. Живопис­ный алтарь с изображением распятого Христа с исходящими от него лучами света выполнен Тьеполо. Его руке принадлежат также две картины по бокам от алтаря — «Падение ангелов» и «Успение Девы Марии». Дворцовая церковь очень популярна у молодоженов Вюрцбурга. Порой здесь венчаются до 20 пар в день.

 
 
 

0 - Количество комментариев

Оставьте комментарий.

 
 

Оставьте комментарий